Ferrari 550 Barchetta Pininfarina №25: Дважды пининфариновский

Текст | Вадим ДОБРОВОЛЬСКИЙ
Опубликовано | 31.03.2013

2009 © Фото: Дом Милиано

Двухцветная окраска кузова да особым образом отделанный салон — вот, по большому счету, и все отличия родстера Ferrari 550 Barchetta Pininfarina с порядковым номером 25 от других экземпляров модели. Что это — самостоятельный апгрейд владельца или, быть может, результат труда какой из тюнинговых фирм? Нет, все куда интереснее, ведь машина дорабатывалась не абы кем, а самой студией Pininfarina! И обозначила, как оказалось впоследствии, поворотный момент в истории ее отдела специальных проектов.

Подразделение SPD (Special Projects Division) в Камбьяно открывали в 80-х годах с единственной целью: строить особые автомобили для двух знатных любителей четырехколесной роскоши — брунейского султана Хаджи Хассанала Бόлкиаха и его брата, принца Джефри. На щедрых заказчиков итальянцы работали без огласки, но с упоением, один за другим выдавая на-гора дизайнерские шедевры на шасси Aston Martin, Bentley, Ferrari, Jaguar... Так продолжалось до 1997 года, когда Азию накрыл экономический кризис. В регионе тут же обвалились цены на нефть (а это главная статья дохода Брунея) и уже в следующем году султанская семья, потеряв половину своего огромного состояния, вынужденно прекратила экспансивное расширение гаража. Пининфариновцам же в наследство осталось несколько «брунейских» машин, оплачивать которые, как вскоре выяснилось, никто не собирался. Все их в итоге удалось перепродать, но нежданно-негаданно встала дилемма: перепрофилировать отдел «индпошива» под иные задачи либо искать других обеспеченных ценителей автоэксклюзива.

В правильности второго варианта тогдашнего главу ателье Серджио Пининфарину убеждал его хороший друг Рональд Спэнглер. К доводам бизнесмена из США, съевшего собаку на торговле раритетами Ferrari, стоило-таки прислушаться: тот бился об заклад, что запросто сыщет в родной Америке людей, готовых сходу выложить пару-тройку миллионов за единственный в своем роде суперкар «haut couture».

Чем-то особенным с пининфариновским шильдиком давно хотел обзавестись и сам Спэнглер, но так, чтоб не платить за это втридорога — его чаяния удовлетворила бы серийная модель Ferrari c персонифицикацией без явных изменений дизайна. Родстер 550 Barchetta Pininfarina вполне годился для такого за вычетом важного нюанса: когда в октябре 2000 года была озвучена и одобрена эта идея, весь тираж давно расписали по клиентам. Но разве есть в том преграда, если в просителях — сам Серджио Пининфарина?! И вот уже шеф американского импортера Ferrari выискивает в Штатах того, кто поступился бы заказанной машиной… Неизвестно, кого и какими посулами удалось уболтать, но в следующем марте «баркетта» с номером шасси 123697 прямиком с заводского конвейера отправилась к мастерам специальных проектов.

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

Рональд Спэнглер (слева) и Серджио Пининфарина

!

Лишь близкая дружба с Серджио Пининфариной позволила Рональду Спэнглеру заполучить уже, казалось бы, недоступную «баркетту»

Друг Пининфарины

Серджио Пининфарина (1926–2012) в представлении не нуждается, а вот родившийся в 1937 году американец Рональд (Рон) Спэнглер (Ronald Spangler) у нас практически неизвестен. Кто же он — человек, которого великий дизайнер называл своим другом?

По ту сторону Атлантики имя Спэнглера прочно ассоциируется с Ferrari: созданная им в 1977 году фирма Prancing Horse Farm (в буквальном переводе — «ферма гарцующих жеребцов») занимается перепродажей редких и винтажных машин марки. Но это нечто большее, чем просто бизнес. В Маранелло американца до сих пор считают одним из лучших клиентов, что неудивительно: без малого 100 купленных автомобилей начиная с 1962 года! Среди них отдельно стоит упомянуть гоночное купе 512 BB/LM для собственной команды Prancing Horse Farm Racing, которая в 1982–83 гг. участвовала в соревнованиях спорт-прототипов. Высшее достижение той недолгой эпопеи — шестое место «абсолюта» (третье в классе IMSA GTX) в Ле-Мане 1982 года, что для маленького частного коллектива равноценно победе.

© Фото из архива Prancing Horse Farm

Торговля автомобилями Ferrari прошлых лет выпуска считается в Америке прибыльным делом. К примеру, спорт-прототип 333SP (1993–2000), на фоне которого Спэнглер позирует с товарищем и сотрудником своей фирмы, нынче стоит около $1 млн. Обычно заработок посредника — 10% от цены продажи

© Фото из архива Prancing Horse Farm

За свою короткую историю возглавляемая Рональдом Спэнглером команда Prancing Horse Farm Racing успела отметиться на престижнейших гонках в Ле-Мане, Дайтоне и Себринге. На снимке — Ferrari 512 BB/LM мчится к шестому месту «абсолюта» ле-мановского марафона 1982 года

Так что знакомство Рональда Спэнглера и Серджио Пининфарины в 1985 году в Модене не назовешь случайным — в жизни обоих Ferrari всегда занимала особое место. Вкупе с небольшой разницей в возрасте и схожестью мировоззрений это способствовало быстрому налаживанию отношений. Со временем они окрепли настолько, что в 1999 году Спэнглеру выпал шанс побывать в пининфариновском «секретном» отделе Special Projects и увидеть подготовленные для султана Брунея машины. А в следующем году, когда глава итальянской студии пожаловал на организованный американцем слет «ферраристов» Millennium Ferrari Festa, зашла речь о доработке родстера 550 Barchetta Pininfarina.

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

Прошедший персонализацию родстер Ferrari 550 Barchetta Pininfarina — апофеоз отношений Рональда Спэнглера и Серджио Пининфарины как заказчика и исполнителя и одновременно отправная точка их нового витка: спустя три года американец возьмет на себя роль промоутера отдела Special Projects в США

Что же могли предложить дизайнеры SPD во главе с Джанмарио Маглиано, будучи связанными невозможностью изменять внешность? К счастью, ломать голову не пришлось, американец знал ответ заранее: цвет, новый цвет для кузова. А точнее — комбинация двух цветов: его любимого желтого, который должен был стать основным, и рыжевато-коричневого, вкрапления которого добавили бы образу элегантности и законченности. Оставалось лишь найти места для цветовых акцентов.

После короткого этапа эскизирования с участием в том числе и Серджио Пининфарины решили, что достаточно будет тонкой полоски, опоясывающей по периметру низ машины, и торцевой части багажника. Причем покрашенных матовой краской.

Биколорный окрас, по умолчанию недоступный ни для одной модели Ferrari, сделал редкий родстер... Еще эксклюзивнее? Лишь отчасти, ведь столь небольшие отступления от оригинала многие попросту не заметят или, что еще хуже, не оценят по достоинству. Скорее, это возврат к временам молодости самого Спэнглера, когда подобный прием был весьма популярен в автомобильной среде Америки.

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

Верх — это Giallo Modena («моденский желтый»), один из 16 стандартных цветов, использовавшихся Ferrari для «баркетты». Низ вкупе с панелью над задним бампером — цвет English Tan («английский рыжевато-коричневый»), напоминающий разбавленный молоком английский черный чай

Да и внутри это все та же «баркетта». Пинининфариновцы запросто снабдили бы машину уникальным интерьером, но тогда последующий ввоз в Штаты грозил проблемами, не исключая вероятности повторной сертификации. Поэтому все изменения свелись к новым материалам отделки. Подобранной в тон кузову бежевой кожей сорта Cuoio обшиты передняя панель, кресла и руль, внутренние карты дверей... Даже рычаг «ручника» и чехол штатного огнетушителя! Того же цвета и ворсовое покрытие пола, а приборный щиток и трансмиссионный тоннель обтянуты черной алькантарой.

А что за алюминиевая пластина на выступе центральной консоли? Она похожа на те, что были у всех родстеров: порядковый номер в серии (25-448), автограф Серджио Пининфарины... Необычна лишь надпись: To my friend Ron Spangler, «Моему другу Рону Спэнглеру». И это вовсе не прихоть заказчика — гравировка появилась по инициативе самого дизайнера, что лишний раз доказывает значимость их отношений.

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

Интерьер, оставшись прежним по сути, преобразился фактурно, а едва ли не главная тут ценность — табличка с автографом Серджио Пининфарины и красноречивой надписью «To my friend Ron Spangler»

За полтора месяца, пока длились работы, Спэнглер трижды наведывался в Камбьано, утрясая детали и инспектируя ход создания машины. Почти два десятилетия минуло с тех пор, как выставив в Ле-Мане спорт-прототип Ferrari собственной команды, он осуществил свою первую заветную мечту. А нынче обретала реальность еще одна — апрельским днем 2001-го в демонстрационный зал студии Pininfarina выкатили перекроенный по его вкусу маранелльский «жеребец».

Проект без какого-либо вмешательства в технику обошелся вместе с покупкой донора в $287000 (свыше $370 тысяч по нынешнему курсу): по сравнению с ценой «баркетты» на американском рынке прибавка составила почти $30 тысяч. Совсем немного по меркам суперкаровского сегмента, где каждый дополнительный штрих индивидуальности ценится высоко и стоит дорого, — и почти ничего, если учесть, сколь именитые дизайнеры занимались доработкой. «Именной» родстер по сей день остается у Спэнглера, который дорожит им едва ли не больше всех остальных своих машин вместе взятых. А со смертью Серджио Пининфарины в июле 2012 года его значимость возросла многократно: теперь это не просто четырехколесный кусок железа и пластика, а символ былой дружбы двух людей.

2001 © Фото из архива Prancing Horse Farm

С «баркеттой» список прошедших через руки Рональда Спэнглера Ferrari вырос до 98 автомобилей. А Серджио Пининфарина записал в актив студии уже который по счету автомобильный проект и оказал услугу другу, что в данном случае даже важнее

!

Ежегодный пробег спэнглеровской «баркетты» редко превышает 500 км — эксклюзивную машину владелец бережет как зеницу ока

И эта дружба сыграла особую роль в истории итальянской студии. Конечно же, Серджио Пинининфарина не забыл призывы Спэнглера сохранить отдел спецпроектов и обещания помочь в его раскрутке! Но все сомнения в целесообразности такого шага отпали лишь в конце 2004 года: «Знаешь, Рон, мы все же решились открыть двери всем желающим. Ты по-прежнему готов представлять наши интересы в США?»

2009 © Фото: Дом Милиано

Spangler Edition или Spangler Special? Ничего подобного в обозначении машины нет — в отличие от следующих клиентов пининфариновского спецотдела американец ограничился косметическими изменениями серийной модели и не гнался за громким названием

Вскоре американец, вооружившись громкой должностью маркетингового консультанта, принялся охаживать богатых соотечественников в поисках клиентов для Special Projects Division. Первые успехи не заставили себя ждать: в 2006 году для нью-йоркского магната недвижимости Питера Каликова Pininfarina построила строгое купе Ferrari 612 Kappa, а для бывшего кинорежиссера, а теперь финансового брокера Джеймса Гликенхауса — базировавшийся на шасси Enzo ностальгический суперкар Ferrari P4/5 в стиле ле-мановских болидов 60-х. Обоим «фирменный» эксклюзив пришелся по вкусу, а пресса, подняв вокруг машин немалую шумиху, в одночасье сделала отдел известным всему миру.

На этом Рональд Спэнглер счел свой долг исполненным: все следующие проекты SPD, начиная с кабриолета Rolls-Royce Hyperion (2008 г.), обходились без его участия. И на сегодня портфолио пининфариновцев — это шесть машин вместе с упомянутыми: в 2010 году с подачи немецкого бизнесмена Михаэля Штошека под видом купе Brose Stratos возродился прославленный ралли-кар Lancia Stratos, а двумя годами позже появилась двухдверка Ferrari SP12 EC, построенная для рок-звезды Эрика Клэптона в кооперации со стилистами и инженерами самой Ferrari.

Но вот что странно. Вклад Спэнглера пининфариновцы до сих пор не афишируют — даже профильный раздел фирменного сайта не содержит упоминаний о нем и его «баркетте». Слишком мал объем переделок? Так ведь без этого автомобиля не увидели бы свет и остальные пять, равно как без стараний американца само подразделение наверняка кануло бы в Лету еще на исходе 90-х. Неужто итальянцам неведомо, что лишь уважительное отношение к собственной истории позволяет уверенно смотреть вперед?

Автомобили отдела Special Projects студии Pininfarina в 2006–12 годах

2006 2006 2008 2010 2012

Ferrari 612 Kappa

Ferrari P4/5

Rolls-Royce Hyperion

Brose Stratos

Ferrari SP12 EC

А что впереди у пининфариновского SPD?

Сейчас студия переживает не лучшие времена. Проданы все собственные автозаводы и доля в электромобильном проекте BlueCar, а главным приоритетом на ближайшее будущее провозглашен дизайн в чистом виде. Но львиная доля нынешних клиентов — не европейские компании, которые все больше обходятся силами своих дизайн-центров, а китайцы и индийцы. И неясно, как потеря Серджио Пининфарины отразится на отношениях с Ferrari. Не исключено, что они если не прервутся, то сузятся до минимума, на что намекает новейший гиперкар LaFerrari, целиком «нарисованный» в Маранелло.

Впрочем, долги реструктуризованы, и в 2012 году впервые за восемь лет удалось получить прибыль — а это хороший знак. Важно и то, что на фоне повальной глобализации автопрома все явственней прорастает интерес к качественному штучному эксклюзиву. И из этого Special Projects Division, а вместе с ним и сама Pininfarina, могут извлечь немалую выгоду — не зря же, представляя на Женевском автошоу 2013 года концепт-кар Sergio (кстати, созданный в память о Серджио Пининфарине), итальянцы заявили о готовности выпустить его небольшой партией. А еще одно перспективное направление — постройка подобных нишевых машин по заказам крупных производителей.

© SupercarsPlanet

Портал SupercarsPlanet выражает благодарность Рональду Спэнглелу за помощь при подготовке материала и предоставленные фотографии. Отдельная благодарность — автомобильному журналисту из США Дому Милиано, любезно предоставившему несколько снимков автомобиля, сделанных им в 2009 году для американского журнала Forza

Facebook
ВКонтакте
Паспорт модификации
Создание:
Pininfarina S.p.A.

Год постройки:
2001

Доработано экземпляров:
1 (шасси №123697)

Заказчик:
Рональд Спэнглер (США)

Стоимость проекта:
$287000
КАТАЛОГ МАРОК
BizzarriniFerrariLamborghini
Все марки